Полезная ошибка № 8

Если возглавил бунт

Мужчина, планшет, умный

Владимир Тарасов: Помню 9 класс. У нас были уроки труда. Мы попали в 9 класс - нас, несколько мальчиков, перевели из прежней школы. А в этой школе, в классе, в основном учились девочки - один мальчик был «случайный». В основном «девочкин» класс был. При этом из мальчиков оказался только я комсомольцем, и меня сразу же выбрали комсоргом класса. Чтобы людям было понятно, которые сейчас живут на свете, это некоторая такая школьная должность была – комсорг класса.

У нас были уроки труда, которые проходили на фабрике «Красное Знамя». Это была трикотажная фабрика, которая чулки и носки тоже вязала. Уроки труда у нас проходили так: мы работали в чулочно-носочном цехе и там были машины SVIT чешские, которые вязали носки и чулки – не шерстяные, а обычные, хлопчатобумажные.

Все бы ничего, но по окончании школы нам должны были выдавать удостоверение, что мы получили квалификацию. А квалификацию в удостоверении писали: чулочница-машины SVIT или что-то в этом роде. Там других не было. Я бы не сказал, что эти уроки труда приводили мальчиков в восторг, потому что до этого девочки туда ходили. Решили устроить забастовку. А я заболел в это время - уроки труда были по субботам или через субботу. Получилось, что я заболел, когда они в первый раз не вышли. Началась вторая суббота, я комсорг, и я думаю: «Что же я должен делать-то? Одно из двух: либо прекратить это безобразие, либо его возглавить». И я возглавил забастовку.

Поэтому в следующей четверти уже меня в комсорги не выбрали, потому что в выбор делало Партбюро. Меня не выбрали, я потерял этот статус комсорга, продержавшись на нем всего четверть, потому что так поступил. Наверное, сделал ошибку, потому что я лишился этого высокого звания.

Дария: А сертификат какой выписали в итоге?

Владимир Тарасов: Чулочница-машинистка.

Дария: Значит, не добились вы своего?

Владимир Тарасов: Нет, не добились.

Сперва ты оцени ситуацию. Потом я скажу.

Дария: Очевидно, что бунтарь из тебя хуже, чем комсорг. – (Смеется). Вывод? Ты такие ситуации предлагаешь, из которых сложно сделать вывод. Твои ошибки даже, понимаешь, они не полностью ошибки, они вечно с каким-то подтекстом таким. – (Смеется).

Владимир Тарасов: Нет, это ошибки. Человека выбрали, а потом – раз, и тебя нет на этой должности.

Дария: То есть ты пренебрег своими обязанностями, чтобы отстоять свои мужские права. Или как?

Владимир Тарасов: Нельзя сказать, на самом деле я пошел на поводу у масс. Не я же это задумал!

Дария: А! Не стоит возглавлять движение, автором которого ты не являешься.

Владимир Тарасов: Но они мне показались правы!

Дария: И тем не менее...

Владимир Тарасов: Не я его начал, но у меня не было чувства протеста.

Дария: Дело в том, что когда мы являемся автором какой-то идеи, которую возглавляем, то у нас есть время подготовиться внутренне, есть время все обдумать. А когда ты идешь вместе со всеми, то ты это время сам у себя забираешь, воруешь как бы. Его нет у тебя, чтобы продумать. Ты просто взял и возглавил. Наверное, если ты встаешь во главе чего бы то ни было, желательно являться его автором. Потому что тогда ты всячески подготовлен к этому, обосновываешь себе сам. Если ты возглавляешь восстание, то ты его и затевай. Наверное, наоборот: сначала затей, потом возглавь.

Владимир Тарасов: Я бы сказал так. Я, пожалуй, сделаю такой вывод: может оказаться так, что толпа начала делать вещь правильную. Ты по своему статусу можешь возглавить (статус - это солдат, офицер, и так далее, а в данном случае комсорг). Но возглавив, ты должен обязательно повести толпу каким-то другим путем, а не тем, по которому она пошла вначале. Трудно сказать, каким, но именно твое лидерство проявится в том, что ты не пошел дальше с толпой, а ты ее куда-то повернул. Вот этот поворот делает тебя подлинным лидером. Мне кажется, этот поворот очень важен. Неважно, что меня могли бы снять с комсорга, но возможно, и не сняли бы, если я стал подлинным лидером и толпа сказала: «Нет. Мы его переизберем».

Я приведу пример Суворова.

Побежали наши войска, испугались противника. Побежали, побежали, причем побежала и старая гвардия, из старичков кто-то побежал. Ему сказали:

– Бегут наши.

Он на коня вскочил и поскакал за ними, обогнал их и кричал:

– Заманивай, ребята, правильно, заманивай!

И кто-то из старичков, когда понял его маневр, тоже стал кричать:

– Заманивай, заманивай!

Потом Суворов остановился:

– А теперь пошли на врага!

И они пошли, а те уже в беспорядке их догоняли, и они их разбили.

Вот это настоящий лидер. Если даже толпа неправильная, трудно ее остановить, как в данном случае было. А правильную еще легче правильнее повернуть, потому что у нее рассудок работает какой-то. Я должен сказать, что вывод такой: надо куда-то развернуть движение, которое ты возглавил. Она не совсем точно идет, толпа не может идти совсем точно.

вывод


Поделиться в социальных сетях:


Зарегистрироваться

Для удобства пользования нашим сайтом мы используем файлы cookie